69.
Они вернулись.
Он ещё помнил, как отчаянно сопротивлялся старичок-сосед, когда приходили за ним.
Сначала его пытали, срывали одежды, которыми он старательно обрастал долгие годы, их бросали прямо тут, под ноги, тот же лишь тихо постанывал. Что не удавалось содрать с тщедушного тела руками - бесцеремонно срезалость. Припольник упорствовал. Сколько им тогда потребовалось усилий, чтобы сдвинуть с места эти худые, истерзанные мощи, как-будто сама земля удерживала, давая старику силы!
Но они хитры и безжалостны - применили верёвки и палки. Уже в ночи, скрученного и связанного, с надорванным хребтом, соседа увозили в неизвестность. Он помнил потухший взгляд старика. Так смотрят в вечность.
Теперь вот вернулись за Ним.
Его связали не раздев, погрузили и долго везли по ещё узнаваемым улицам к месту, где среди парочки таких же древних, как и он развалюх, толпились поджарые боевые молодцы.
Какое-то время его никто не трогал, он даже решил, что про него забыли, пока в один морозный солнечный день не появилась Она.
Она присутствовала, когда забирали старика-соседа, ещё тогда проскользнула мысль: как это светлое лицо уживается с варварским сердцем?
Как жесток мир! Она! Она пришла Его умерщвлять, хотя и делала это бережно и осторожно.
Стоном откликался он её рукам. В сознании обречённого проносилось: пусть лучше она закончит мои дни, чем кто-либо другой!
Раздевание продолжалось долго, с большими перерывами, самую тяжёлую работу, освободив её, сделал мужчина, она "подчищала", прибирала, мыла, скребла...
Но чем меньше покрытий оставалось - тем легче становилось у Него на душе, как будто с одеждами слетали года. Промелькнуло - Он, молодцеватый, с залихватски откинутым козырьком, плывёт по центральной улице, подкручивая на ходу ус, и все восхищённо оборачиваются. Это наверно смерть, подумал Он, говорят, в такой момент перед глазами пролетает вся жизнь...
А, может, нет? Как нежно она его гладит, как тогда, когда появилась первый раз и шептала что-то грустное, сметая тёплой ладошкой снег, присыпавший Его нос...
- Смотри, как он хорош! - сказала Лиса, тяжело вздохнув, - Уставший, знававший, но такой прекрасный в своей изначальности. Я его уже люблю, но сколько предстоит сделать!
Всё ещё только начиналось...
записано 19.02.14
Подвал лисьей норы
 Лисьи тропы
 Лисьи игры
 Лисья кухня
 Лисьи байки:
  • Вера и религия "неославянизм", идеологический подлог или успешный коммерческий проект? Часть 1.
  • Ахиллесова пята борцов с родноверием, Часть 2.
  • Позиционный тупик. Часть 3.


  • Избыточность vs Достаточность. Карандашные наброски.

  • Индивидуальность vs Индивидуализм. Карандашные наброски.

  • Какого Моцарта им ещё не хватает?

  • О "потреблядстве" и не с_только.

  • Об успешных формах власти и государстве. (наброски угольком)

  • Почему государственник всегда больше, чем патриот, а патриот не всегда государственник.


  • О велосипедах, совести и либералах. Песнь первая.
  • О Кисе, тёще и потерянном гарнитуре. Песнь вторая.
  • О свободе. Из брачных песен либералов. Песнь третья.
  • Почему интеллигенции никогда не стать совестью нации. Песнь четвёртая.
  • Истоки "короткоштанности" либералов, или к чему ведёт "вольтеровская максима". Песнь пятая.

  • остальная пубЛИСцистика...
  • Времени нет, или сказка о полученных ответах и незаданных вопросах.
  • Сказ о волшебном озере.
  • Сказка о машине времени.
  • Сказка о поглупении, или карандашные зарисовки теории интенсивности.
  • Сказка о спящей царевне.
  • Сказка о трёх сёстрах, или теория аскезы, накиданная угольком.
  • Сон в снежную ночь, или сказка о том, как соль правит миром...
  • остальные ЛИСьи сказки...
    (запаздывает с индексацией новых текстов)



    Яндекс.Метрика