Светлое, или чур меня чур
Где-то высоко в кронах деревьев
звонко переговаривались заблудившиеся лисы... (Soit)
В полнолуние все лисы превращаются в Химер и улетают. Они начинают готовиться к этому заранее: теряют вес, чтобы легче покидать шкурку, варят и пьют травяные чаи, вприкуску с радугой, и ищут Светлое. Особенно важно найти Светлое, когда полнолуние совпадает с Крещением: иначе языческие души лис могут отказаться возвращаться в крещёное тельце, а Светлое всегда позовёт обратно, осветит дорогу лучиком веры. Даже когда лисы забывают о полнолунии, всегда найдётся заботливо напомнивший об этом добрый друг…
Чай ещё не успел остыть, а радуга расползтись медовым эликсиром в брюшке, как ощущение Светлого, оформившееся, уже было на пороге. В этом году оно свалилось на лисий дом шумом детского "ага!", интеллигентным гавканьем и тем чувством неловкости, когда люди, по сути мало знакомые, но породнившиеся душой - совпавшие каким-то внутренним ритмом, принуждены провести кусочек жизни вместе. Это случилось в дни, когда душили Москву.
Преддверием Светлого стали многочисленные люди моего _карасса_ , встреченные на Севере Ладоги. Это и скалолаз с дочкой, с которыми на куче перекладных добирались в утро после Урагана; и семейство с двумя мелкими на дохлой "таймехе", с которыми делили путь домой; и забравший нас к себе на дачу со стоявшей в ночи электрички Нептунчик, чей сынишка осветил нам весь следующий день. Мы взошли на орбиту вампитера _дети_.
Именно на даче у нЕптунчика, поскрёбшись лапкой в трубку телефона, на нас свалились экологические беженцы: доброе семейство с двумя двухлетними близнецами, русским спаниелем, глубоко беременной мамой и сумасшедшим отцом, благо и имя у него соответствующее - Моторманьяк. Разумеется, эта были не просто гости: на второй же день маме выпала дорога в роддом, от всего происходящего папе ничего не оставалось, как стать философом, и породить в Петербурге не только сына, но кучу новых городских легенд.
Одна из этих легенд улетела за океан: как-то, выгуливая в домашних шортах и сандалиях на босу ногу русского спаниеля в сквере у "Астории", Моторыча, на ломанном русском спросили, как пройти к "Николаю" (речь шла о ресторане). Довольно быстро, к общему счастью диалог перешёл на инглиш, которым Маньякыч владеет лучше, чем топонимикой Питера. Выяснилось, что место нахождения ресторана он не знает, потому, что москвич, который сбежал сюда от смога и гари. О боги, отнявшие не у всех людей непосредственность, как я вас люблю! "Пешком, из Москвы, прямо так?"
Ещё одна передается сотрудниками "Чекиста", совершающего регулярные прогулки по каналам, который был избран местом "сна" для мелких - им очень нравились кораблики, а папе нравилось, когда дети спали. Систематические прогулки привели к тому, что им был выдан кредит симпатий в виде стремящейся к нулю стоимости катания, особенно в день рождения третьего сына. Надо сказать, что однажды Маньякыч всё же здорово напугал "чекистовцев". В их семье есть особенность, с детьми мама общается на русском, папа - на английском, в результате мелкие понимают два языка, знают частично два алфавита, правда пока ещё не говорят. Это сучилось, когда один из братьев не уснул, как обычно, и в силу природного любопытства "расспрашивал" папу о том, что видел, проплывая мимо. Маньякыч старался говорить очень тихо, но бдительные сотрудники, не даром же "чекистовцы", учинили ему допрос: его ли это дети, пришлось поведать о проводимом языковом эксперименте.
В Снегирёвке живет легенда о сумасшедшей москвичке разродившейся в Питере в дни блэкаута. Во Дворце "Малютка" - о странных иногородних, приехавших регистрировать ребёнка с одними паспортами (без свидетельств о браке). В приходе Александровской больницы, где периодически служит батюшка Александр - о москвичах, прибывших туда для обряда Крещения (снежные завалы не позволили бы добраться до Рогожи, в те дни даже Валдай стоял).
Это Светлое озарило дом, как лучик солнца, пробивающийся сквозь серое питерское небо. Оно заразилось этим небом, этим городом, отравившись им навсегда, с первым вздохом. Этот подарок, и нам и ему, этому маленькому человечку, поднесла Судьба, выбрав именно Петербург местом его рождения. Я так за него рада!
Геката пересчитывала своих детей: все ли на месте. Лиса была на месте. Чай остыл окончательно, наглаженная шкурка Химеры висела на вешалке, Светлое приныкано в самый потаённый уголок души. Глубокий выдох... Всё было готово заранее. Луна прирастала.
29 лунный день.
Солнечная система.
Млечный Путь.
Россия. Санкт-Петербург
3 января 2011 г.
ЗЫ: Да, и пожалуйста, кофе, без сахара - чай давно остыл...
Ваша Лиса:)
*В оформлении страницы использован рисунок неизвестного автора из открытых источников.
Подвал лисьей норы
 Лисьи тропы
 Лисьи игры
 Лисья кухня
 Лисьи байки:
  • Вера и религия "неославянизм", идеологический подлог или успешный коммерческий проект? Часть 1.
  • Ахиллесова пята борцов с родноверием, Часть 2.
  • Позиционный тупик. Часть 3.


  • Избыточность vs Достаточность. Карандашные наброски.

  • Индивидуальность vs Индивидуализм. Карандашные наброски.

  • Какого Моцарта им ещё не хватает?

  • О "потреблядстве" и не с_только.

  • Об успешных формах власти и государстве. (наброски угольком)

  • Почему государственник всегда больше, чем патриот, а патриот не всегда государственник.


  • О велосипедах, совести и либералах. Песнь первая.
  • О Кисе, тёще и потерянном гарнитуре. Песнь вторая.
  • О свободе. Из брачных песен либералов. Песнь третья.
  • Почему интеллигенции никогда не стать совестью нации. Песнь четвёртая.
  • Истоки "короткоштанности" либералов, или к чему ведёт "вольтеровская максима". Песнь пятая.

  • остальная пубЛИСцистика...
  • Времени нет, или сказка о полученных ответах и незаданных вопросах.
  • Сказ о волшебном озере.
  • Сказка о машине времени.
  • Сказка о поглупении, или карандашные зарисовки теории интенсивности.
  • Сказка о спящей царевне.
  • Сказка о трёх сёстрах, или теория аскезы, накиданная угольком.
  • Сон в снежную ночь, или сказка о том, как соль правит миром...
  • остальные ЛИСьи сказки...
    (запаздывает с индексацией новых текстов)



    Яндекс.Метрика