Место встречи




Я ничего не делала, чтобы его приручить, просто при встрече стала желать ему здоровья.
Недоумение умиротворялось пролетающей мимо улыбкой и скоро мы уже раскланивались, как давние знакомые, пока однажды не зацепились языками. Тогда-то и выяснилось, что именно этот старик изгнал моего Чёрного человека в те полгода, что я не бывала на набережной.
- Он очень тёмный. Помните, я Вам рассказывал..?
- Знаю, потому и Чёрный, но мы же впервые с Вами говорим!
- В прошлый раз, когда... - и под нанизывание сухой макаронины на крючок, последовал рассказ о наших прошлых многочисленных беседах.

В жаркие дни он подолгу стоял с самодельной удочкой между первым спуском к сфинксами и каменной книгой, шлифуя локтями гранитный парапет. Старик любил чудачить, поплавком ему служила пара крышек от "бонаквы", соединённых изолентой, а рожкИ хранились в пластиковой баночке из-под аскорбинки, примотанной к ветке-удилищу. На плече или рядом лежала "почтальонка" с надписью голубыми буквами, вышитыми им вручную. Я даже попыталась запомнить мудрость, которую он там изобразил, но каждый раз забывала, буквы отказывались запоминаться, как бывает с незнакомыми символами и сохранились в памяти без_образным рисунком. Снасти вызывали улыбку, а его рассказ - грусть, любая тема засвечивалась им в плотный негатив, опозитиветь который не удалось даже мне, с тех пор я избегала длинных бесед, точка соприкосновения наших миров, расположенных по разные стороны ленты Мёбиуса, было только это место на Университетской набережной.

Иногда я шла туда осознанно, спасать Неву от затягивающей дымки одиночества. Старик бывал мне рад, но всегда ехидничал.
- Что это у Вас, - он тыкал пальцем в хвост, болтающийся под рюкзаком. - Лиса? Выбросьте, они грязные!
- Не могу...
Дальше следовал рассказ, который он никогда не слушал потому, что привычно слышал только себя. Наши монологи радовали прохожих, но диалогом так и не становились.

Вынырнув из осеннего аврала на набережную я уже не ожидала его увидеть, но как будто не дождавшись, выстуженный ветрами, он уже шел мне навстречу, тщательно пряча улыбку:
- Нечего шастать по чужим домам! В комнате пахло Вами, как и здесь... - ветер унёс охвостье фразы к Первой линии.
Привычно раскланявшись, я рассмеялась, радуясь ему, и ушла без ответа, просто обернулась несколько раз с улыбкой, получив ответную в след.

Больше он не появлялся, холодные ветра изгнали с набережной всех, кроме спешащих прохожих, ненасытных чаек и редких ворон, разве что воробей на прошлой неделе заходил, обычно скрывающийся от мощи невский ветров, но представиться не захотел, поэтому беседы не вышло.



02.12.18
Подвал лисьей норы
 Лисьи тропы
 Лисьи игры
 Лисья кухня
 Лисьи байки:
  • Вера и религия "неославянизм", идеологический подлог или успешный коммерческий проект? Часть 1.
  • Ахиллесова пята борцов с родноверием, Часть 2.
  • Позиционный тупик. Часть 3.


  • Избыточность vs Достаточность. Карандашные наброски.

  • Индивидуальность vs Индивидуализм. Карандашные наброски.

  • Какого Моцарта им ещё не хватает?

  • О "потреблядстве" и не с_только.

  • Об успешных формах власти и государстве. (наброски угольком)

  • Почему государственник всегда больше, чем патриот, а патриот не всегда государственник.


  • О велосипедах, совести и либералах. Песнь первая.
  • О Кисе, тёще и потерянном гарнитуре. Песнь вторая.
  • О свободе. Из брачных песен либералов. Песнь третья.
  • Почему интеллигенции никогда не стать совестью нации. Песнь четвёртая.
  • Истоки "короткоштанности" либералов, или к чему ведёт "вольтеровская максима". Песнь пятая.

  • остальная пубЛИСцистика...
  • Времени нет, или сказка о полученных ответах и незаданных вопросах.
  • Сказ о волшебном озере.
  • Сказка о машине времени.
  • Сказка о поглупении, или карандашные зарисовки теории интенсивности.
  • Сказка о спящей царевне.
  • Сказка о трёх сёстрах, или теория аскезы, накиданная угольком.
  • Сон в снежную ночь, или сказка о том, как соль правит миром...
  • остальные ЛИСьи сказки...
    (запаздывает с индексацией новых текстов)



    Яндекс.Метрика